> К 85-летию Геннадия Николаевича Борзенкова (1931—2011) | Юридический факультет МГУ

К 85-летию Геннадия Николаевича Борзенкова (1931—2011)

Геннадий Николаевич Борзенков — «мастер малой формы»

Геннадий Николаевич родился 2 ноября 1931 года в г. Орле в семье Борзенковых Николая Петровича и Антонины Григорьевны. В дальнейшем семья поселилась в Москве на улице Гольяновской.

Отец, Борзенков Николай Петрович, воевал на фронтах Великой Отечественной войны начальником штаба артиллерии, закончил войну в звании подполковника, награжден орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красного Знамени, медалями «За отвагу» и «За оборону Москвы».

В 1950 г. Геннадий Николаевич окончил с золотой медалью среднюю (мужскую) школу и поступил без экзаменов на юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова.

О своем поступлении на факультет сам Геннадий Николаевич рассказывал следующее.

В СССР в 1944 г. было принято Положение о золотой медали и со следующего года начались выпуски медалистов. Учащиеся, окончившие школу с золотой или серебряной медалью, могли без вступительных экзаменов поступать в любой вуз. Однако, когда Геннадий Николаевич в 1950 г. поступал на юридический факультет Московского университета, впервые получилось иначе.

Во-первых, в предшествующем году от медалистов поступило заявлений больше, чем было мест на факультете, поэтому руководство университета решило принимать абитуриентов без экзаменов лишь на 60% от общего количества мест, т. е. если на факультете было 150 мест, то могли зачислить только 90 медалистов.

Во-вторых, Геннадию Николаевичу все же пришлось сдавать вступительное испытание. Всех знакомых уже давно зачислили в учебные заведения, а он, пройдя собеседование, все ждал сообщения о зачислении. Однако вместо этого пришло приглашение явиться на повторное собеседование. Конечно, возникла паника: что такое, какое собеседование? Буквально накануне Геннадию Николаевичу удалось узнать, что это просто отбор по уровню знаний и будут в основном спрашивать по истории, которая являлась для юридического факультета профильным предметом.

Геннадий Николаевич историю знал хорошо, поскольку незадолго до этого он успешно сдал школьный экзамен по этому предмету и вообще окончил школу, которая была методическим центром всех школ Сталинского района г. Москвы. В его школе был методический кабинет, и десятиклассникам разрешалось пользоваться библиотекой этого кабинета — одной для всех учителей Сталинского района и для некоторых школьников, в частности тех, кто шел на медаль. В то время московские школьные программы были весьма объемными, особенно по сравнению с периферийными. И в конце 40-х — начале 50-х годов только-только начали эти программы сокращать. Таким образом, Геннадий Николаевич имел глубокие знания по школьным предметам, включая историю.

В тот год, когда на юридический факультет МГУ поступал Геннадий Николаевич, медалистами было подано 120 заявлений на 90 выделенных для них мест, и повторное собеседование было организовано в целях отсева. Геннадий Николаевич вспоминал, что на собеседование выстроилась огромная очередь абитуриентов-медалистов, стоявших по улице Герцена. Заходили в небольшую дверь, поднимались по лестнице, потом очередь шла по коридору в аудиторию, где за длинным столом сидела большая комиссия, в составе которой были люди в военной форме с погонами. Атмосфера была напряженная. Абитуриент садился в кресло, и ему сразу же задавали вопросы, времени на подготовку не давали.

Геннадий Николаевич иронично замечал: «Поскольку мы все были в стрессовом состоянии, я до сих пор помню, какие были вопросы, хотя не помню, что я там отвечал, но вопросы запомнил на всю жизнь: 1) Предпосылки создания централизованного государства в России; 2) Первые марксистские кружки в России; 3) Значение победы Советского Союза в Великой Отечественной войне... Поскольку мы сдавали этот экзамен без всякой предварительной подготовки, то прошел тот, кто и должен был пройти». Так он стал студентом юридического факультета Московского университета.

Спрашивали со студентов очень много, им внушали, что из них «все-таки готовят работников науки и педагогов». По словам Геннадия Николаевича, до 1950 или 1951 года, когда был утвержден единый образец государственного диплома, диплом Московского университета отличался тем, что там, где указывалась специальность «юрист», было через запятую написано «преподаватель среднего учебного заведения, преподаватель высшего учебного заведения». Считалось, что выпускник Московского университета, т. е. это касалось выпускников не только юридического факультета, может сразу преподавать в школе. Студент Московского университета получал фундаментальное образование.

Геннадий Николаевич рассказывал, что замдекана, работавший в то время, подсчитал, что если студент юридического факультета будет готовиться ко всем семинарам, которые у него предусмотрены по расписанию, и читать всю ту литературу, которую ему рекомендуют в качестве обязательной, то понадобится 36 часов в сутки.

Студенты-юристы изучали логику, латинский язык (три семестра), а эти предметы требовали подготовки. Политическую экономию читали на всех факультетах Московского университета, но на юридическом факультете она преподавалась по программе экономического факультета, а для студентов-экономистов это основной предмет. Исторических дисциплин было почти столько же, сколько на историческом факультете. Не преподавали лишь общегражданскую историю и историю культуры, а все остальные исторические дисциплины читались, например история международных отношений. Учебника по этому предмету не было, и занимались по трехтомному курсу «Истории дипломатии» и по лекциям, которые старательно записывали. В программе были также история политических и правовых учений и история философии.

После 3-го курса обязательно заболевало несколько человек: в среднем два человека туберкулезом, тир-четыре различными нервными расстройствами, особенно после экзамена по истории политических и правовых учений. По этому предмету одно время также не было учебника, но потом появился его макет в двух толстых томах, который только должен был обсуждаться учеными. Еще предстояло решить, что из этого материала необходимо знать, а студенты-юристы уже должны были по этому макету сдавать экзамен. Лекции тогда читал профессор Кечекьян. Это был преподаватель дореволюционной закалки.

Геннадий Николаевич вспоминал: «Он очень много знал, такой был эрудированный и так интересно читал лекции, как будто он со всеми этими философами, включая древних греков, сам лично общался. Он знал не только их концепции, но и то, что они были за люди, и от этого у многих студентов в голове такая каша получалась, что от перегрузки просто заболевали по-настоящему, на 3 курсе в весеннем семестре».

У Геннадия Николаевича тоже тогда начались проблемы со здоровьем, поэтому он вынужден был один год пропустить и закончить обучение не в 1955, а в 1956 г. А выпускниками 1955 г. были М.С. Горбачев и другие, ставшие потом известными деятелями. С ними Геннадий Николаевич начинал учиться.

Незадолго до этого, в 1954 г., произошло слияние Московского юридического института и юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. «Интересное слияние было, — вспоминал Геннадий Николаевич, — у нас, если не считать иностранцев, было 128 человек, а там было 2 потока по 200 человек, и они влились в наш факультет. Ну и тогда, конечно, возникли проблемы и с аудиториями, и с распределением. Не могли найти столько мест для юристов, сколько было в выпуске 1955 года... Я, например, считал, что Горбачев вынужденно пошел по комсомольской, а потом по партийной линии... У нас несколько человек были направлены на работу — не поверите — начальниками отделений связи. Потом посылали работать в нотариат. Зарплата нотариуса государственного тогда была очень маленькая — ниже, чем у стажера-следователя, и это было нежелательное распределение. Но некоторые были вынуждены пойти, потому что отказаться от распределения тогда было нельзя. Человек, который отказывался от работы по распределению, приравнивался к самовольно оставившему место работы, за что полагалось уголовное наказание. Уголовное наказание было отменено в 1956 г., но все равно это считалось грубейшим нарушением трудовой дисциплины. И поэтому отказ был немыслим, особенно до 1956 г. И еще было нежеланное назначение — можете улыбнуться — в таможню. Никто не хотел идти туда работать, не то что сейчас, неинтересно было, далеко. Один из нашего выпуска был даже направлен в Кушку... Это была небольшая станция в Средней Азии, на границе, и у выпускников военных заведений была даже такая шутка: меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют. Потому что дальше Кушки уже нет ничего, там граница...».

Специализировался Геннадий Николаевич по кафедре гражданского права. Окончив Московский университет с отличием в 1956 г., Геннадий Николаевич в аспирантуру не пошел, а решил заняться адвокатской практикой. Хотелось работать. В 1956–1960 гг. он работал в Московской городской коллегии адвокатов.

В 1960–1962 гг. поступил на работу редактором в издательство «Юридическая литература» в отдел теории и истории государства и права. По признанию Геннадия Николаевича, работа в издательстве научила его одному правилу, которому он строго следовал всю свою жизнь: нельзя ничего публиковать, не имея ссылки на источник. Уже в тот период, когда он не мог по состоянию здоровья читать лекции, я предлагала ему писать об истории кафедры, подумать о личных мемуарах. На это Геннадий Николаевич отвечал отказом, говоря, что привык ссылаться на документы. Но мне удавалось делать небольшие записи в ходе разговора с Геннадием Николаевичем. Память у него была феноменальная.

В 1962 г. ему пришлось редактировать рукопись первой работы по теории квалификации В.Н. Кудрявцева, в то время полковника, работавшего в Военной коллегии Верховного Суда СССР. Эту работу Геннадий Николаевич прочитал очень быстро, за две недели. Работа, обладавшая безусловной новизной, ему понравилась.

В 1962–1965 гг. Г.Н. Борзенков обучался в очной аспирантуре родного университета. Под руководством профессора Н.Д. Дурманова он подготовил и в 1966 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Ответственность за мошенничество по советскому уголовному праву».

После аспирантуры ему предложили место в Институте прокуратуры, где он проработал пять лет. По окончании аспирантуры с 1965 по 1971 гг. Г.Н. Борзенков работал научным сотрудником сектора уголовного права во ВНИИ по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности (ныне — НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ), где занимался проблемами учета личности виновного при назначении наказания и эффективности отдельных видов уголовного наказания.

В январе 1971 г. Г.Н. Борзенков был принят в штат юридического факультета МГУ старшим преподавателем кафедры уголовного права, впоследствии был переведен на должность доцента.

В 1991 г. Г.Н. Борзенков защитил докторскую диссертацию на тему «Уголовно-правовые проблемы охраны имущества граждан от корыстных посягательств». В 1993 г. ему было присвоено ученое звание профессора. На юридическом факультете МГУ Г.Н. Борзенков в течение многих лет читал курс «Особенная часть уголовного права РФ», а также разработанный им специальный курс «Преступления против собственности».

Вместе с Юрием Матвеевичем Ткачевским Геннадий Николаевич принимал участие в подготовке первых передач из цикла «Человек и закон», как редактор проверял текст, который требовалось каждый раз утверждать на парткоме, и сидел непосредственно в студии.

Весом вклад Г.Н. Борзенкова в разработку нового уголовного законодательства: Геннадий Николаевич входил в состав рабочих групп по подготовке проектов Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. и Уголовного кодекса РФ 1996 г., участвовал в обсуждении других законопроектов. С 1995 г. он был членом научно-экспертного совета при Комитете по судебным и правовым вопросам Совета Федерации Федерального Собрания РФ.

Ему было присвоено звание заслуженного юриста Российской Федерации.

Г.Н. Борзенковым опубликовано лично и в соавторстве свыше 150 научных работ, в том числе нескольких монографий, научно-практических комментариев к Уголовному кодексу РФ, большое число учебников и учебных пособий. Говоря о своих научных работах, Геннадий Николаевич иронично замечал, что он не является автором каких-то фундаментальных трудов в области уголовного права, но, как Чехов, является «мастером малой формы», имея в виду большое количество опубликованных им статей. Основное направление научной деятельности Г.Н. Борзенкова было связано с проблемами совершенствования уголовного закона и практики его применения.

Г.Н. Борзенков принимал участие в подготовке и аттестации научных кадров правоведов в качестве рецензента, оппонента, председателя и члена диссертационных советов, руководил работой аспирантов и соискателей. Одновременно с работой в МГУ Г.Н. Борзенков с 1977 г. преподавал в системе повышения квалификации судей и работников юстиции, впоследствии — в качестве профессора Российской академии правосудия.

С 1979 г. он был членом научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации.

Много лет он участвовал в работе уголовно-правовой секции Совета по правоведению УМО университетов России, был членом редколлегии журнала «Вестник МГУ. Серия 11. Право», председателем диссертационного совета по защите кандидатских диссертаций.

Геннадия Николаевича не стало 21 ноября 2011 г.

Геннадий Николаевич воплощал в себе образ настоящего университетского профессора-интеллигента, внимательного к коллегам и студентам, умеющего выслушать собеседника, с уважением относящегося к чужому мнению. Таким он и останется в памяти всех, кто имел счастливую возможность общаться и работать с ним.

Профессор кафедры уголовного права и криминологии Н.Е. Крылова